Обвинение в ханжестве воспринимается тяжело, особенно христианами. Но, вероятно, так же тяжело неверующие воспринимают обвинение в развращенности. Разумеется, оба противоположных лагеря ханжей и сторонников «природной свободы» давно обнаружили свое существование. Неудачи в лагере христианских лицемеров, как например, борьба скрытого гомосексуалиста с самим гомосексуализмом, искренне радуют «анималистов». Этот термин, как я думаю, вполне применим к тем людям, которые не скрывают своего убеждения, что со своей животной природой бороться не стоит. Анималисту дороги свои природные инстинкты, он находит в них удовольствие и ощущает «вкус жизни», давая им место. Для примера можно вспомнить «неестественное» для анималиста обязательство иметь только одного спутника жизни и сохранение сексуальной верности единственному партнеру. Подобное явление, по мнению анималистов, калечит саму жизнь. Как следствие, все нормальные люди по определению имеют врожденную способность иметь секс со многими партнерами и не могут быть моногамными. Всякие попытки совладать со своей сексуальностью или привить обществу идеал сохранения семьи анималисты клеймят словом «ханжество».

Однако на самом деле это хлесткое слово по определению вовсе не значит, что человек не в состоянии победить свою сексуальность. Это слово означает лицемерие – когда «борец за праведность» сам живет без всякой праведности. Другими словами это лжец. Лжец самому себе и окружающим. А как же насчет действительно праведных людей, которые следуют своим идеалам? Анималист ответит на это утверждением, что эти праведные люди лгут самим себе. Они в его понимании «скрытые ханжи». Анималист более «честен», поэтому и не скрывает своей раскрепощенности. Попросту анималист не верит в то, что человеческая природа может быть иной, нежели у него. Это философия, это своего рода кредо. Парадоксально звучит, однако, это притязание на моральное и интеллектуальное превосходство. Итак, какой-нибудь искренний пуританин с его семьей и сдержанностью получается ниже чем человек, предающийся (иногда когда позовет природа) оргиям и случайным сексуальным связям. Более абсурдного представления представить трудно.

Однако европейские анималисты и атеисты свысока смотрят на протестантское общество Америки и клеймят позором «показное лицемерие» и ханжество американской социальной и политической жизни США. Для них непонятно как сенатора можно вынудить уйти с поста просто за то, что он поделился с женщинами в интернете своими откровенными фотографиями. Вот, например, Берлускони в Европе – он с малолетками сексом занимался, и все еще у власти! Про Россию и говорить нечего, сексуальные подвиги почитаются там за честь. Одна из американских журналисток русского происхождения пишет, что в России нет семейных ценностей, к ней постоянно клеятся женатые мужчины  и ее американский либерализм в России кажется консерватизмом, а на фоне русского разврата она кажется пуританкой. Видимо поэтому многие русские гордятся своей «открытой душой» (и телом тоже) и отсутствием ханжества. Отчасти анималисты правы: даже в святом человеке можно пробудить сексуальные инстинкты потому что это присуще природе человека. Однако анималисты не понимают одного: контроль человека над своими инстинктами приносит пользу обществу. Попытка обуздать свою сексуальность и поддержать существование здоровой семьи и счастливых детей – это не ханжество, а духовный и интеллектуальный подвиг, который открывает дорогу к более совершенному обществу.

Состояние абсолютной сексуальной свободы присуще стаду или стае животных. К большому сожалению, анималисты – это те люди, которые не знают в жизни ничего более сладостного, чем обычный оргазм. Состояние духовного и интеллектуального роста, достижения в сфере культуры и взаимоотношений, результаты чего можно увидеть только после многих лет напряженного труда – все это для них слишком тяжело. Настоящее ханжество – это тот же анимализм под маской благочестия. Настоящее благочестие как попытка преодолеть в себе животное несомненно достойно похвала и поддержки. Разумеется, я поддерживаю сложившееся в американской культуре требование к морали конгрессменов, президентов и политиков. Я хочу чтобы мои дети видели что сексуальная разнузданность и пренебрежение к семейным ценностям не только не пренебрегаются в обществе, но и осуждаются на самом высоком уровне. Пусть даже ценой того, что откровенные лицемеры и настоящие ханжи будут использовать показную мораль как средство залезть повыше. Все мы люди, все мы можем согрешить. Никто не застрахован от духовного или морального падения. Однако это не доказательство того, что все мы – безнадежные животные, водимые прежде всего похотью, и что каждый, кто пытается убить в себе бездумные инстинкты – ханжа и лицемер. Если бы не многовековые попытки человечества возвыситься над собственной природой, то все мы бегали бы по лесам и до сих пор бы даже не помышляли о морали как таковой. Несмотря на взлеты и падения, человечество под влиянием Божественных сил постепенно продвигается к обществу, где природные начала уже не смогут разрушить человеческие души, в котором духовные ценности навсегда вытеснят преходящие и недолговечные «физические ценности».

www.vaspress.com